Путешествия

Цепные псы, или Только от жизни собачьей собака бывает кусачей?

Загвоздка насилия над животными огромна и стара, как стары самочки взаимоотношения между человеком и братьями его меньшими. В российском обществе подтема как-то обсуждается.

KeyNews.ru - Цепные псы, или Только от жизни собачьей собака бывает кусачей? - Мир вокруг нас

Pavel Lysenko, Shutterstock.com

Общественные и частные организации согласно защите тех, кого мы приручили и за кого прошел слух в ответе, всегда стесненные в средствах, с выкрученными за задом руками худо-бедно, но действуют: подбирают нате улицах брошенных собак и кошек, оказывают первую содействие, определяют в питомники-распределители.

В СМИ то и дело всплывают дикие истории о бесчеловечном обращении с животными. Этичность и законность медицинских экспериментов на животных, конвейерный забой скота нате бойнях, животные в цирке, те же брошенные собаки и кошки — налицо денег не состоит никого, кто бы не понимал, о нежели звонит колокол, и кто бы не имел желания всунуть свои два слова.

Между всем прочим и по заслугам заявленным, мной пока нигде не встречалась предмет дворовых, или сторожевых псов, этих четвероногих рабов российской глубинки, получи и распишись чьих шеях тяжелой цепью висит почетная обязательство охранять имущество своих хозяев. По одной причине — кабысдох не бродячая, имеет хозяина, будку и миску — и чисто, проблемы нет.

Однако за пять лет проживания в частном секторе, в большей степени похожем на небогатую деревню (где, хотя у каждого проглатывать свой дом, сарай и сторожевой пес, редко который живет обеспеченно), только у моих троих соседей сменилось девять собак.

Похожая невеселая рисунок собачьей жизни и в других дворах. Собачий век тут. Ant. там — в среднем, около трех лет. Что только псу исполняется три, максимум четыре лета, он, как правило, скоропостижно издыхает — через холода, голода и какой-нибудь «неизвестной» болезни — непосредственно на «рабочем месте» (маленький человек и не выясняет, отчего), так как хозяева нечасто с ним «миндальничают», возят в ветлечебницу может ли быть прописывают усиленное питание. Либо исчезает в неизвестном направлении: сорвавшись с узы, сполоумя от свободы, обычно он попадает лещадь колеса машины. Есть третий вариант — из-за ненадобностью от него самого избавляются: выгоняют, травят тож пристреливают в ближайшем овраге.

Например, моя соседка по левую руку, обычная женщина пятидесяти лет, имеет «привычку» занимать щенка каждые два-три года, после того как бы его предшественник «исчезает». Сажает его возьми цепь длиной полтора метра, и животное сидит возьми ней месяцами (о том, что на такой рабство животное с трудом может почесать себе за ухом — безлюдный (=малолюдный) то что отпугнуть незваного гостя, женщина неважный (=маловажный) задумывается). Кормит всем тем, что осталось со стола: засохшим хлебом, испортившейся капустой иль картофельными очистками, забывая, по-видимому, что в обществе собакой и свиньей есть некоторая разница.

Во дворе у нее до могилы кипит какая-нибудь работа: то и дело приезжают ребятки и внуки, ремонтируют старые машины зять с товарищами, симпатия сама — то сажает, то копает, в таком случае урожай собирает. Однако ни у одного из домочадцев отнюдь не достает ума-разума спустить тузика с цепи и заехать побегать час-другой. Оно и понятно: дополнительная ярмо.

У другого моего соседа картина жизни его цербера до сей поры более угрюмая: здоровенный азиатский алабай — волкодав и пастушок степей — сидит на такой а полутораметровой цепи с глазами, полными вселенской тоски и отчаяния. Единственное его забава — запрыгнуть на будку и наблюдать с нее ради чужой для него жизнью, происходящей за забором. По зиме, проходя мимо каждое утро на работу, я вижу, наравне собака в мороз коченеет в будке, а летом изнывает с жары. И всякий раз — без малейшей надежды преисполниться отсутствие цепкого ошейника на натертой шее.

Капельки недавно другой мой сосед возбужденно рассказывал, подобно ((тому) как) ему пришлось избавляться от своей собаки. Бобик, припухнув с голодухи, — с хозяином-пьянчугой мало-: неграмотный больно-то разжиреешь, — придушил курицу, в чем дело? неосторожно подошла слишком близко к его конуре. С птицы остались только перья. Остальное, с лапами и головой, голодное живот на радостях сожрало, тем самым подписав себя смертный мученический приговор. Разъяренный хозяин сначала измордовал пса палкой, а в будущем и вовсе в проволочной петле вздернул на перекладине. Говорил, чего при том, как он научал скотину уму-разуму, присутствовали и его потомки — конечно, за-ради науки. А может, и беспритязательно со скуки.

Справедливости ради, на фоне ставшей обыденностью жестокости и равнодушия в нашей обычной деревне нужно бы приплетший и еще одних соседей. Молодую пару, которая и держит собак в сторожевых целях. Первая из них, старушка сука, уже ослепнув и оглохнув, скончалась от старости планирование в пятнадцать естественным способом. Хорошо помню, как, освободившись ото дел, каждые выходные на два дня они спускали ее с железы, и та радостно рыскала по двору, не забывая залететь и ко мне.

Их второй пес — немалый породистый овчар. Для него они построили загон и протянули проволоку через весь двор, чтобы собачара могла не только сделать два шага раньше и два назад, но и имела возможность передвигаться числом всему периметру. В вольере добротная будка, сколоченная хозяином. У будки именная чашка. На собаке противоблошиный ошейник. Имея радость видеть за тем, как они обращаются со собакой, я ни разу далеко не видел насилия или принуждения и не слышал грубой брани, от случая к случаю пес не слушался.

И дело вовсе не в часть, что во всех, за исключением последнего случаях, род намеренно груб и жесток по отношению к тем, кто такой их любит преданнейшею любовью. А в том, что неподдельно и неподдельно не понимает, не научен, что основной уход за собакой, забота и любовь — сие нормально. А ненормально именно то, что, посадив щенка сверху цепь, занятой мужичок в сапогах и телогрейке с цигаркой в углу щетинистого рта вспоминает о нем в последнюю черед. Часто тогда, когда находит уже околевший мертвяк в конуре.

Радует тот факт, что, например, моя шаберка слева разрешила мне собаку подкармливать и иногда метать побегать к себе во двор. Взирая строгим оком вслед тем, как я обращаюсь не со своей, а с ее собственностью, возлюбленная временами испытывает что-то вроде жалости к животному — некое чеховское уразумение «Хорошему человеку неудобно даже перед собакой».

И в таком разе она вываливает в миску пса не только картофельные остатки, но и побольше хлеба, и кость из бульона. В конуру, бери сырую землю стелет старый половик. И радостно, возбужденная ото непонятной доселе радости от такого пустяка, задорно докладывает мне о том, что собаке сегодня сытно и по-летнему. Так, словно это уже не только ее барбос, но и мой тоже…

Цепные псы, река Только от жизни собачьей собака бывает кусачей? — Свет вокруг нас на KeyNews.ru

Города большие и малые, их достопримечательности: с популярных до малоизвестных, порой и по сей табель остающихся в тени. Природа и ее многообразие, а также всевозможные будущий отдыха, с ней связанные: пикник, рыбалка, дайвинг, пристрастие и другие. Увлекательная информация о странах мира, о том, какими судьбами нужно знать, отправляясь в путешествие, как бывалому туристу, неведомо зачем и новичку. Интересные обзоры о событиях в России, включая исторические, обрядовые и политические. Праздники, заваруха их возникновения, сложившиеся веками традиции, а также варианты празднования: с корпоративных до домашних.

Поделитесь ссылкой и ваши братва узнают, что вы знаете ответы на весь век вопросы. Спасибо ツ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close