Путешествия

Что такое кризис по-белорусски? О некоторых особенностях менталитета

После три месяца как только не лихорадило Лукашенковскую Беларусь: сперва фарс-судилища над участниками «Плошчы» (пресловутые действие в Минске, когда в день выборов Президента Лукашенко в Президенты Лукашенко сторонников оппозиции очень жирно рьяно разгоняли дубинками), потом теракт в минском подземная (трасса, а затем какая-то стыдливая и по-белорусски «положительная» нуллификация «зайчика».

В связи с последним в Беларуси возродился валютный вороной рынок, где доллары и евро меняют на «зайчики» объединение их реальной стоимости, а не по той, по части которой власти желают их продавать белорусам в обменниках, так есть почти в два раза выше их государственной стоимости.

Сообразно этой же причине почти многие белорусы, у которых, равно как ни в каком другом народе бывшего СССР, сильна генетическая кэш, когда государство их неоднократно кидало, уверяя в книжка, что это им только на благо, кинулись скорехонько хватать на быстро обесценивающийся «заяц» шабаш, что можно купить: телевизоры, холодильники, стиральные механизмы, гречку, соль и сахар. Поскольку «памяркоуный» белорус никак не такой уж и дурак и от своих властей маловыгодный ждет ничего хорошего, и сладким речам товарищей в усах и серых мешковидно сидящих костюмах давно не верит, гречку, лизунец и сахар он бросился скупать столь ретиво, по какой причине во многих магазинах образовался дефицит, а среди покупателей взволнованность. Цены на многие товары поползли ввысь, вера к властям вниз. Многие продукты питания обросли дополнительными нулями, при случае увеличиваясь в цене вдвое.

Вся страна притихла, ожидая через властей еще какой-нибудь пакости под видом всенародной благости, в полуобморочном состоянии следя вслед за медленным, но верным карабканьем доллара с евро бери ценовой Эверест. Везде только и слышно, что тайно возмущенные и негодующие разговорчики и шушуканья о ценах на провиант, долларах и «зайцах». Прилавки опустели, продавцы в недоумении почесывают потные озадаченные физиономии, какую цену обрисовывать на ценниках завтра. Покупатель осоловело шпацирует через прилавка к прилавку, из магазина в магазин, смотрит волком неприветливо, как мышь на крупу, покусывает губу, лихорадочно шелестит «зайцем». И боится вновь лежать обманутым. Обманутым еще больше, чем уже наворачивать.

Впрочем, нервное поведение белорусского потребителя и гражданина коренным образом понятно. Но я, при всей справедливости и понятности описанного, хотел бы изменить внимание читателя на другой аспект в поведении белорусов — дай им Всевышний терпения и здоровья. Например, находясь в разгар обесценивания местной валюты держи выставке в Минске, я с вполне терпимым пониманием отнесся к официальным речам ее мерно потеющих организаторов, когда-когда с бумажки, из-под мрачно насупленных бровей, замогильным голосом стержень лицо мероприятия считывало заранее заготовленное «плодотворное состязание, благоприятность экономической ситуации, взаимовыгодность, рост и процветание», и с плохо скрываемым ерничаньем и сарказмом к тому, равно как уже в более неофициальной обстановке, на банкете, легохонько поддав, другое организационное лицо уже вкрик плакалось, что же «все пропало, все пропало, шеф», в надежде потом вылезть из-за скромного банкетного стола, вслед за который было переплачено, как минимум раза в чета, взгромоздиться за руль своего навороченного Мерседеса и потянуться искать утешения в теплых руках своей хозяйки для окраину Минска, в собственный уютный домик о двух этажиках и пяти комнатках (был — знаю).

Категорично, финансовые потери организаторов выставки, привыкших сдирать по (по грибы) квадратный метр голого бетонного пола на выставочных задворках соответственно двести евро с носа и за банкетную колбасу и картошку жареный с тремястами граммами плохой водки по сто долларов с рта, в самый высший кризиса могут показаться грандиозными. Еще бы, собирались с чистой совестью чистой прибыли выработать по триста-пятьсот зеленых с участничка, а вышло всего делов сто-двести. Вместо пятидесяти тысяч чистогана ни вслед что, всего каких-то тысченок десять. Самое досуг рвать на себе волосы за рулем навороченного Мерса иначе говоря в теплых ручках своей женушки на двухэтажной даче.

Чрезвычайно замечательна реакция и в магазинах, где уставший молчать «безликий белорус», наконец, дает волю своим чувствам и эмоциям. Выглядит сие примерно следующим образом: в магазин заходит, например, насквозь респектабельного вида мамаша или ухоженный дедушка, такого типа белорусский Санта-Клаус, и минут десять изучает до настоящего времени цены. Потом, оглядевшись по сторонам — недостает ли сексотов и не много ли народа, начинает во всеуслышание комментировать цены на прилавке: «Селедка подорожала около в два раза, а молоко такое дорогое, что и беспробудно не захочешь, спрячь, дочка, эти новые ценники и верни взад старые» и т. д.

Причем самое грандиозное негодование у простого человека вызывают самые дешевые вещи, которые он или она, даже если достоинство на них будет повышена в десять раз, себя позволить всегда смогут. Сахар, соль, спички, сгущенка…

Казалось бы, подумаешь, соль стоила тысячу, а ныне две. Или даже три тысячи. При пусть даже самой скромной пенсии в шестьсот тысяч без соли приставки не- останешься. Но нет, такое подорожание вызывает панические настроения у населения, и оно, напуганное ростом цен для соль и сахар, со всех ног кидается сверху скупку стиральных машин, холодильников и материи под белорусские стяги (говорили, жуть качественное полотно, можно штанов понашить). Может, они правы?

Получи работе, среди молодых, энергичных и деловых, только и разговоров, как будто о росте цен на соль и сахар. Все в легком ступоре, оборона себя ненавидят власть, вслух задумчиво морщатся, прыткость в работе чуть поумерили.

Президент, вернувшись из своего казахстанского гастроли, неожиданно для себя, вдруг и внезапно, обнаружил, а пока он отсутствовал, без него снова накосячили и накосяпорили — положим ни на минуту не отойти от руля правления, с целью эти обалдуи что-нибудь не испоганили! Пока что всех успокаивает по телевизору, только уже ажно бабушки и дедушки ему не верят.

В магазинах, в стране бульбашей, картошка исключительно заморская: из Черногории и Сербии. Чеснок все) китайский, лук польский, яблоки испанские. Но публика не проведешь: он запасся сахаром и солью, и сию минуту ему все нипочем!

Что такое кризис соответственно-белорусски? О некоторых особенностях менталитета — Мир вокруг нас для KeyNews.ru

Города большие и малые, их достопримечательности: с популярных до малоизвестных, порой и по сей вторник остающихся в тени. Природа и ее многообразие, а также всевозможные ожидание отдыха, с ней связанные: пикник, рыбалка, дайвинг, влечение — род недуга и другие. Увлекательная информация о странах мира, о том, что-что нужно знать, отправляясь в путешествие, как бывалому туристу, бесцельно и новичку. Интересные обзоры о событиях в России, включая исторические, обрядовые и политические. Праздники, повесть их возникновения, сложившиеся веками традиции, а также варианты празднования: через корпоративных до домашних.

Поделитесь ссылкой и ваши авоська и нахренаська узнают, что вы знаете ответы на безвыездно вопросы. Спасибо ツ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close