Путешествия

Есть ли в этой жизни что-то невозможное? Про совместные производства, американцев и горные лыжи

Маловыгодный, ребята… Бесплатный сыр, он только в мышеловке. Сие я вам говорю. Ещё живой — тьфу-тьфу! — могиканин совместного бизнеса.

KeyNews.ru - Есть ли в этой жизни что-то невозможное? Про совместные производства, американцев и горные лыжи - Мир вокруг нас

Galyna Andrushko, Shutterstock.com

Почто, американцы в нас от большой любви деньги вкладывали, российское действие якобы развивая? Ага. Держите карман. Раскрытым. Верно они на нас экономили просто. Вот ваша сестра представьте, какие бы им пришлось производить (платеж штрафы родному американскому Гостехнадзору за использование внутренне устаревшего оборудования? Или за его утилизацию…

А шелковица… Бац-бац, и сразу — в дамки. Изо своего кармана зеленое бабло доставать не нужно. Очень даже наоборот. Всё, что на поддержку взаимовыгодного сотрудничества с своего правительства получено, в этот, уже широко обнар, можно положить. Тот самый грант, который — с бюджета. Зеленью, естественно. До последнего цента. А своё прошлое оборудование, чтобы за утилизацию не платить, демонтировать и — нам его. В качестве вклада в уставной капитал совместного российско-американского предприятия. На тебе, Господи… Что-то типа фризера прерывного образ действий, которые в продвинутых странах уже и не выпускают.

Наш брат, правда, тоже не лыком шиты и не лаптем деланы. Они, может, и мастера устарелый товар впаривать. Но вот лучше нас ни один человек не организует, чтобы фура с мороженым ушла в Ярославль и растворилась в верхневолжском тумане, (то) есть в серной кислоте. Без остатку какого. Даже запаха мороженого… Флагом) и не было его совсем.

Эх, ребята, отнюдь не знаете вы, что такое весёлые девяностые. Особенно первая их середина. И не хочешь, а научишься. И не только фуры с мороженым раскрывать…

Вот я и думаю, нет в жизни того, чему не велено было бы научиться. Конечно, хорошо, идеже к тому и желание есть. Но даже если и пропал его. Не можешь — научим, безвыгодный хочешь — заставим!

Как я по поводу горных лыж в первую (очередь переживал… Мы ж туда, в Америку эту, ездили. Подобно, как учиться американской культуре производства, технологическим особенностям изготовления твёрдого мороженого. Ой ли?, и менеджменту, само собой.

Естественно, учеба — учебой. Шелковичное) дерево и разговора никакого нет. Святое дело. А в выходной? У тётенек моих — бухгалтера и технолога, по сию пору понятно: хлебом не корми, дай на шопинге испытать блаженство на всю Ивановскую. Выбросил их с утра в торговом центре, идеже скидки посолиднее, а к вечеру умаявшиеся за день продавцы самочки этих дорогих и обожаемых покупательниц, что семь разок примерят… Да за свои американские родня на такси посадят…

А у меня… Уж минут через сорок в любом, даже продовольственном, магазине начинает честный глаз дёргаться. А ещё через полчаса, если значительно к пиву и тараньке поближе не свалить, так я без всякого сомнения всех там перекусаю. Начиная с мойщика окон и заканчивая самым главным, к которому защита не подпускает. Потому, во избежание какого инцидента, я принимающе-обучающую сторону в один присест предупредил:

 — В выходные — никаких магазинов. Они ми уже дома — во как надокучить успели!

Ну, ребята эти репу свою американскую пойдем, почесали и уже в среду — вопрос получай засыпку:

 — А как мистер по поводу горных лыж?

Пусть будет так никак. Мне хоть горные лыжи, хоть спуск — всё перламутрово. Ни того, ни другого — ни разу в жизни приставки не- видел. В общем, чтоб я не мешал народу очаровываться товарным разнообразием, меня в горы и спровадили. На тот и другой выходных. И своего менеджера в качестве сопровождающего. Чтобы без- заблудился типа.

Ну, а я и не против. Одна один хорошо, а две… Значительно лучше. Тем паче, и Ричард так, ничего из себя мужик оказался. Чуть не правильный, хоть и гринго. По пивку там возможно ли оглянуться вслед, когда коленки приятные в пределах зрительной досягаемости неподалёку кроссовками фирменными прошуршат…

Вот только вдоль лыжам Ричард спецом оказался. И не только. Ко всему еще ко всему, ещё и любителем. Фаном обезбашенным.

Поднялись автор с ним на фуникулёре на вершину. Он палками оттолкнулся… Фью-уть! Всего на все(го) снежная пыль за ним почётным эскортом кзади. Секунда, другая… Только я и видел того Ричарда.

 — А я?.. Удар без промаха, солнышко… А как же я? Мне-так как?!

Но… Делать нечего. Не ни шагу дальше! же на этой вершине до самых сумерек, от случая к случаю фуникулёры остановятся и служба спасения проснётся. Заведёт с толкача собственный вертолётик и сюда… на вершину. По мои ясны зеницы.

Не-ее… Велика Америка. А отступать некуда.

Оттолкнёшься этими палками. Неважный (=маловажный) так, как Ричард, конечно. А самую чуточку. Чтоб с места не более стронуться. Медленно-медленно. Ещё медленнее…

А смотри никак! Лыжи сами под горочку. Быстро. Быстрее. Вновь быстрее! Только ветер в ушах Соловьём-разбойником злодейским посвистывает. И коленки самочки собой. Подгибаются. Подгиба-аются…

Плюх… В пятую точку. И сразу — внутри эпицентра снежного взрыва. Нич-зачем не видно. Затормози-или… А как снежная оболочка рассеется и осядет… Где это мы? Ой… И проехали-ведь… Всего ничего. Вот она, вершина. Вдобавок рядышком. А до подножия… Падать и падать.

Так… Делать нечего. Опять палками оттолкнёшься… Самую чуточку. И… Не более чем-только съедешь вниз, ещё и сердце колотиться исступленно не перестанет… Ричард… Гад эдакий! И надышаться перед смертью не даст. Сволосюга… Ранее стоит! Очередь на фуникулёр занял. Рукой машет. Дай, мол, «май бьютифул рашен френд»… Быстрее, быстрее!

Гаденыш. Садист. Подлый американский ублюдок. Естественно, всё в таком случае — только про себя. Но с чувством, выражением и для всю ширину до упора развёрнутых баянных мехов.

А Ричарду в рескрипт… Улыбочку, улыбочку. И ручкой так… Щас… Щас, моего дорогой друг. Уже бегу и спотыкаюсь. Жаль, возьми этих чёртовых горнолыжных ботинках шнурков нет. А ведь бы обязательно развязались.

Да только наравне ни иди, ногу за ногу заводя и осекаясь… Ричард-то уже у кресла. Как часть задерживать? Вся ж американская толпа внимательно смотрит. Точно там у русского? Коленки-то… Не дрожат?

Отнюдь не дождётися! «Врагу не сдаётся наш высокомерный Варяг, пощады никто не желает…» И Андреевский орифламма гордо так… Заполучите улыбочку, гады. И… покамест одну… Русские не сдаются! Сели. Страховочные ремни накинули. Пое-ехали… Для вершину…

И так — целый воскресенье. До самого-самого вечера. Пока на канатная дорога замок вот такенный не навесили. Всё бы этому Ричарду кататься и кататься…

С утра воскресения — та а морока… На вершину — счета). С неё — медленно-медленно. С помощью пятой точки, такой-сякой(-этакий)-то матери и всех святителей с апостолами в куче…

А ближе к обеду… Видишь как прорвало. Ничего же не делал специально. Организм как-то сам приспособился. И та-ак здорово живешь!

Корпус чуть влево и лыжи — тама же. А как с прямой — в сторону, нецензурно… Пошло торможение. И ветер в ушах уже безлюдный (=малолюдный) так страшно. Ели, что слева-справа с трассы — не сплошной стеной. Каждая точно по отдельности. Лично знакома и даже симпатична. Вот, каста… Вылитый гренадер Старой гвардии! Только никак не в меховой, медвежьей, а белой, снежной папахе.

Опять резвость набирается? И засвистело? Засвистело в ушах… Корпус — в правую сторону. Лыжи — туда же.

Ха… Старушечка, еловая душечка в обмахрившемся зелёном шушуне. Оперлася получи клюку, понагнулась, сгорбилась. Тяже-ол, видно, притрушенный мукой мешок, что взвалила себе на рамена и тащит потихоньку туда же, куда и всё-таки. К подножию…

Лично мы — видишь такой вот змеечкой. Помедленнее если, так о десную-влево почаще. Побыстрее? Пореже… Какие проблемы декурион? Да ни-ка-ких…

И солнышко… Лучиками простреливает через густые ветви и тёплыми короткими очередями — без околичностей в лицо. Только успевай глаза прищуривать между прямыми попаданиями.

А народу-ведь… Народу… Ш-ш-шук… Обошли тебя направо и… вниз, вниз. Ш-ш-шук… Уже снаряжение. Да откуда их, лыжников, этих столько?

Беспричинно что, ребята…

Нет в этой жизни ни аза невозможного. Ни-че-го! Вот, подопрёт якобы… Так и выучимся сразу. Хоть на горнолыжников. Можно на кондитеров-мороженщиков.

Есть ли в этой жизни что же-то невозможное? Про совместные производства, американцев и горные лыжи — Мироздание вокруг нас на KeyNews.ru

Города большие и малые, их достопримечательности: с популярных до малоизвестных, порой и по сей вернисаж остающихся в тени. Природа и ее многообразие, а также всевозможные намерение отдыха, с ней связанные: пикник, рыбалка, дайвинг, страстишка и другие. Увлекательная информация о странах мира, о том, зачем нужно знать, отправляясь в путешествие, как бывалому туристу, просто так и новичку. Интересные обзоры о событиях в России, включая исторические, обрядовые и политические. Праздники, сказание их возникновения, сложившиеся веками традиции, а также варианты празднования: с корпоративных до домашних.

Поделитесь ссылкой и ваши авоська и нахренаська узнают, что вы знаете ответы на конец вопросы. Спасибо ツ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close