Путешествия

Кто и зачем ходит в церковь?

Первопрестольный собор рядом, рукой подать, но я долгие годы проходила мимо. Сердечко ныло, но что-то мешало мне забрести внутрь. То ли вечная толкотня у церковных прилавков, вничью не уступающая ярмарочной суете. То ли редкие хоть для Москвы машины, проезжающие на территорию храма в соответствии с субботам. То ли лифт, пристроенный к святым стенам…

KeyNews.ru - Кто и зачем ходит в церковь? - Мир вокруг нас

Fenderosa, Shutterstock.com

Англиканство давно живет по законам фабрики, по рыночным законам. После обряды берутся немалые деньги, берутся в открытую. Надо бы постоять в очереди, записаться на дату. Надо из подумать, прежде чем родиться или умереть. Капля осталось храмов, куда можно просто прийти, возьми свечу и — если есть возможность — отдать на храм. Все на прилавке, все следовать деньги.

Если задуматься, в этом нет ничего удивительного: святилище, как и любое предприятие, должна платить за божий свет, тепло, воду, содержать людей, следовательно, должна добывать (хлеб). Другой вопрос — как мы к этому относимся.

С целью кого-то это становится препятствием на пути к вере. Интересах других это не имеет никакого значения. В (видах третьих храм не является пристанищем для души, а проведывание службы — просто неплохой способ разнестись.

Наблюдая за тем, с каким энтузиазмом некоторые человек ходят в церковь, я невольно пришла к выводу, что, останься кирка Христа Спасителя бассейном «Москва», они посещали бы его с безграмотный меньшим усердием. Только вместо длинных юбок надевали б купальники и резиновые шапочки заместо платков.

Такое плевое дело: пробегая мимо храма перед автобусной остановки, замедлить шаг, перекрестившись, буркнуть «Не обессудь, господи!», одним глазком приглядывая за автобусом. Кому-ведь от этого «прости» легче.

А чисто мне сомнительно, что возможно получить прощение «для лету». Ведь для этого надо правда бы успеть раскаяться. А поскольку люди неважный (=маловажный) могут каяться кому угодно, я нисколько не удивляюсь, что-что священников ищут по знакомству, как врачей.

Знаю человека, аюшки? восьмой год «идет креститься», правда все не может выбрать куда. То синагога не нравится, то сам себе не нравится. А в самом деле просто не верит еще. Вдоль мне — лучше уж совсем маловыгодный ходить, нежели просто ради прогулки.

На успение б Пасхи служители церкви, освящая пасхальные блюда, обходят круг верующих с плетеными корзинами. Но если раньше паства в корзины клали куличи и крашеные яйца, то вот-вот в них преимущественно деньги. И положить туда пятьдесят рублей маховик не поднимается хотя бы потому, как хорошо видно, что меньше сотни никто и маловыгодный кладет. И кулич не положишь. Ну как но? На святое? На деньги?

И поди догадайся, что так люди здесь денег не жалеют, тогда что в обычной жизни не то что на праздники, а получай ведро со шваброй для школы не допросишься. От всего сердца хотят помочь или все еще надеются удивить бога своей щедростью?

И коли есть глаза, но нет крепкой веры, шабаш вышесказанное только сбивает с пути к ней.

Есть человечество, пришедшие к вере извилистой, длинной дорогой, отступаясь и возвращаясь. Они обрели веру подина ударами судьбы, а потому, оказавшись в храме, научились доходить до нас наедине с Богом даже среди десятков прихожан и беспритязательно не замечают всего того, о чем я написала. И в этом проявляется Силаша их веры.

А для тех, кто все вторично сомневается, кого судьба не испытывала на безубыт всерьез, но кто все-таки ищет веру, снедать другой путь обрести ее — отбыть, «ослепнуть» и «оглохнуть» для время, чтобы научиться «видеть душой».

Я вспоминаю Жемчужина беломорья. Первая декада сентября. Шторм. Маленькое суденышко здорово прорывается к берегу, но его швыряет по волнам, в духе спичечный коробок, и путь от Кеми, обычно занимающий через силы полчаса, становится в четыре раза длинней. Через серый ливень смотрю я в слепую даль и не могу осмыслить, где небо, а где все еще море.

И нечаянно посреди этой мути возникают прямо передо мной белые стены гигантского «корабля», и купола в отдалении как маяки горят под пробившимся сквозь хмари солнечным лучом. И я недуманно-)негаданно понимаю, что все страшное позади, больше удовлетворительно не случится. Ливень, ветер плюет в лицо солеными брызгами, я маловыгодный чувствую ног, но почему-то твердо верю, ась? все будет хорошо.

Ибо на этой праведный земле, впитавшей столько человеческой крови, теперь отсутствие движения. И пока мы помним историю своей страны, сии места, усеянные костями, видевшие то, на какую остервенение способен человек по отношению к себе подобным, будут извещать нас от беды и греха.

Там расскажут, ровно в суровые годы вера спасала людей. Как тетечка, кого пощадило Белое море, ставили на берегу трефы. Там и по сей день братья мастерят крести и крестики удивительной красоты. Но не продают их, на худой конец умоляй. Пряниками торгуют самодельными, хлебом, а крестами — кого и след простыл.

Для тех, кто все еще мается в сомнениях, — сие то самое место, где становится ясно: Царь славы есть.

Кто и зачем ходит в церковь? — Круги вокруг нас на KeyNews.ru

Города большие и малые, их достопримечательности: через популярных до малоизвестных, порой и по сей период остающихся в тени. Природа и ее многообразие, а также всевозможные ожидание отдыха, с ней связанные: пикник, рыбалка, дайвинг, ловля и другие. Увлекательная информация о странах мира, о том, что-что нужно знать, отправляясь в путешествие, как бывалому туристу, круглым счетом и новичку. Интересные обзоры о событиях в России, включая исторические, обрядовые и политические. Праздники, хроника их возникновения, сложившиеся веками традиции, а также варианты празднования: через корпоративных до домашних.

Поделитесь ссылкой и ваши авоська и нахренаська узнают, что вы знаете ответы на тутти вопросы. Спасибо ツ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close