Путешествия

Настолько ли мы богаты, чтобы покупать по дешевке? Морские байки

Приходим что-то в Гамбург. Пока швартовка, досмотр, разгрузка, здесь и головы поднять некогда. Все — и палубные, и трюмные, в мыле сообразно самую макушку. А груз на причальную стенку выгрузили, литоринх куда как легче! И отдышаться, и оглядеться можно. Оглядываемся…

KeyNews.ru - Настолько ли мы богаты, чтобы покупать по дешевке? Морские байки - Мир вокруг нас

Petrova Maria, Shutterstock.com

Межа к борту рядом с нами сухогруз Черноморского пароходства овчинка выделки стоит. Видно, только что подошел. Ещё и швартовые и концы в воду не закрепил, а уже какая-то суматоха бестолковая у южан держи палубе. Вся их команда, включая и вахтенных… Вахтенных! Все команда бегает, руками размахивает и мелом какие-ведь квадратики прямо по палубе рисует. Потом — ни с места!, машина, остановятся и громче штормовой сирены начинают петь друг на друга.

Поорут, поорут, охрипнут росинка (маковая), быстренько только что разрисованное мокрой шваброй смоют и по новой — бегают, руками размахивают, чертят мелом. Всю палубу, чисто тот лист тетрадочный, разграфят на неровные квадратики и вновь — остановятся, и давай в голос перебирать всех святых и апостолов.

У нас ранее толпа солидная у фальшборта собралась… Стоим, курим, сверху цирк этот бесплатный посматриваем, да репу молчком чешем — ась? это у южан? И тут Михалыч, боцманюга наш, безлюдный (=малолюдный) выдержал, спрашивает одесситов:

 — Ребята, а нежели это вы так увлечённо заняты? Может, услуга какая нужна?!

А те — так, решительно невежливо и беспардонно, заявляют ему: «Нет, без- нужна. Сами разберёмся! А заняты мы тем, что же делим свободные места верхней палубы под личные автомобили, которые весь круг из нас… Каждый! Купит тут, в Гамбурге, идеже шикарнейшая на весь Бундес автомобильная свалка, и в родную Жмеринку в принайтованом состоянии повезёт. А разве вы, лохи северные, того президентского Указа оборона ежегодный беспошлинный ввоз одного автомобиля не знаете, либо претворять его, в злобе своей великоимперской, не намерены, так стойте там, на своей лохани задрипанной, ровненько и дышите хладнокровно через тряпочку!»

Вот такая шантрапа. Словца два вежливый в порту недружественной нам державы поддержать и в таком случае не могут. Да и обвинения какие-то… Разве, совершенно беспочвенные. Как не знаем? Знаем! Попросту кто-то уже ввёз этот самый кабриолет, а второй там или третий ему зачем? Дай тебе на одном на работу ездить, другой подина полезные и познавательные экскурсии по магазинам приспособить, ну-кася, а третий — для дачи заточить? А оно необходимо, если со всем этим и одна машина отменно справится?

А южане… Нет, не такие, не хуже кого мы. Совсем другие! У них и вопроса нет: «Перевозить — не везти?» «Фартить. И никаких гвоздей! Вот лозунг мой и… И всей прочий команды!» Не себе, так свату. Безлюдный (=малолюдный) свату, так шурину. Не шурину, так продам!

И вишь этот торгашеский дух… Ну до а заразный! Только что стоял Михалыч — индивидуальность человеком, и в мыслях ничего плохого не было. А чисто понял, зачем это соседи палубу разрисовывают, глазки у самого заблестели, альт задрожал:

 — Муж-жики… А идеже тут самая шикарная?
 — Михалыч… Ладно не трусись ты, как тот тополь для Плющихе. Созрел до состояния счастливого автовладельца? Надо бы — найдём!

И часа через три… Ты да я уже всей дружной компанией переместились от фальшборта к самой шикарной. Пленный же, он не только до Киева, да и в Гамбурге — до любой свалки…

А контия на ней-то… Михалыч мухой определился:

 — Вишь эта, синенькая! «Копейка». Их до сих пор под итальянским контролем собирали. Надёжность проверенная!

И на) этом месте самое интересное началось. Пошел у Михалыча торг с немцем, как к той свалке за главного приставлен… Стрела-змея они и по рукам били раз десять. Столько но — не меньше! — плевали себя под ноги и расходились. И шапки на асфальт бросали, и ногами их беспощадно топтали. И в штука себя били, и за мир, дружбу и фройндшафт вспоминали.

Только немец как ещё на пятом разе упал предварительно двух сотен дойчмарок, так и остановился. Намертво. И казаться… Никак дело у них не сладится. А лесовоз-так наш… Уже топливом бункероваться заканчивает и смотри-вот лоцмана на борт вызывать будет. (в — или-или… Или бросаем шабаш и уходим, или по рукам бьём и магарыч выкатываем заинтересованным зрителям.

Тевтон этот нюанс нашей морской жизни, видно, своим верхним торгашеским нутром учуял и говорит:

 — Не, брат, двести. Менее не могу. Инфляция! Зато плюсом такую штуку дам…

И выкатывает изо ангарчика… Действительно интересная, штуковина. Что-ведь типа гидравлического подъемника. Станина, на которой — вертикальная штатив. А уже в ней закреплены две параллельные направляющие, которые дозволительно регулировать по высоте подъема. Засовываешь направляющие почти днище, поднимаешь на какую тебе надо высоту, а после (этого р-р-разз! Одна сторона днища — бери какое расстояние её подняли, на том и осталась. А другая — поднялась к верховью градусов на 60−70. И всё днище накануне тобой. Хочешь — глушитель меняй, хочешь — антикоррозийную обработку делай. Субъект, и правда, неплохая!

Народ сразу:

 — Михалыч, ухабина-то у тебя в гараже есть? Нет? Чего раз уж на то пошло думаешь? Башляй, хватаем машину, штуку эту и — для причал!

Боцман рукой и махнул.

В общем, на дебаркадер успели, машину погрузили, принайтовали, Гамбургу отсалютовали флагом и почесали на выход. А как отходная суета схлынула и стала пир (жизненный) в привычную колею входить, Михалыч, смотрим, загрустил у нас. Оно и прямо. До самого Архангельска, что ли, как (манны небесной, чтобы подъёмник испытать?

Ну, как мужика неважный (=маловажный) уважить? Тем более, на море — безветренность полный, на палубе — места хорошо. Палубным и свистеть не надо! Быстренько машинку отнайтовали, выкатили, направляющие подо днище, приподняли… Р-раз! И «копеечка» сделано под углом к палубе висит, покачивается.

Покачивается, покачивается… И (нежданно-. Р-ра-аз! Весь кузов — у-уухх… И падает. Разве б не леера, лежать бы ему, родимому, получи самом дне серо-свинцового Северного моря. А неведомо зачем — зацепился, висит на леерах.

Висит, покачивается. Тама — сюда. От палубы — к морю. И вспять. Аккуратненько так покачивается. Даже стекла не вылетели.

Бери палубе — как в том «Ревизоре». До сих пор стоят, молчат, дохнуть боятся. Как бы с какого дуновения не ухнул кузов вниз, из-за борт.

Правда, молчаливая пауза недолго продолжалась! Закричали, засуетились, забегали по-дурацки… Кто леера держит, кто кузов обратно тащит. Спасли, общими усилиями, Михалычево добро!

Заново принайтовали машину к палубе. А вместе с ней — отвалившийся хардтоп. И до самой Двины больше их и не трогали. Всего ничего ли, может, там ещё что-нибудь скажем проржавело, что плюнь, оно и отвалится.

* * *
Ну, а этим)… Сгрузили машину в Архангельске. Михалыч с мужиками договорился, они ему до сих пор по отдельности в гараж и перевезли. Отдельно — универсал. Отдельно — всё то, что около ним в сборе должно быть. Двигатель там, днище, железка, кресла…

Так и стояли они у него в гараже. Кузовные работы — безлюдный (=малолюдный) из дешевых. Может, и до сих пор стоят, в случае если не сгнили.

Настолько ли мы богаты, в надежде покупать по дешевке? Морские байки — Мир округ нас на KeyNews.ru

Города большие и малые, их достопримечательности: с популярных до малоизвестных, порой и по сей суббота остающихся в тени. Природа и ее многообразие, а также всевозможные надежда отдыха, с ней связанные: пикник, рыбалка, дайвинг, неймется и другие. Увлекательная информация о странах мира, о том, сколько нужно знать, отправляясь в путешествие, как бывалому туристу, (на)столь(ко) и новичку. Интересные обзоры о событиях в России, включая исторические, обрядовые и политические. Праздники, пассаж их возникновения, сложившиеся веками традиции, а также варианты празднования: ото корпоративных до домашних.

Поделитесь ссылкой и ваши авоська и нахренаська узнают, что вы знаете ответы на тутти вопросы. Спасибо ツ

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close